Ассоциация Добытчиков Минтая

Общественное объединение
рыбодобывающих предприятий России

Ложная модернизация: тенденции мирового рыболовства и российский опыт

 

Почти тридцать лет назад был официально отменен свободный промысел в Мировом океане. В 1982 году прибрежные 200-мильные зоны получили национальную прописку. Коренное переустройство рыболовного пространства объяснили заботой о сохранности ресурсов. Однако ФАО по-прежнему бьет тревогу: доля чрезмерно эксплуатируемых, истощенных и восстанавливающихся запасов выросла с 10% в 1974 году до 32% в 2008 году.

В мировом рыболовстве тогда лидировал СССР. Руководство советского Минрыбхоза понимало модернизацию (слова были другие, но смысл тот же) именно так – выход в Мировой океан. За двадцать лет доля крупнотоннажного флота океанического промысла выросла в 15 раз, зато численность среднего и малого флота сократилась на 27%.

После отмены свободного промысла лидер сошел с пьедестала. Таким образом, в основе «огораживания» морских пространств был геополитический расчет – вытеснить из Мирового океана советский флот. «Схлопывание» рыболовного пространства отбросило советскую рыбную отрасль в собственную исключительную экономзону. Ставка на капиталоемкий океанический флот и недостаточное внимание к прибрежному промыслу обернулись непосильной экономической ношей. 
Для мирового рыболовства это был один из самых ярких и самых болезненных примеров ложной модернизации. Но далеко не единственный. Что такое модернизация? Это втягивание в современность стратегий бизнеса, технологических укладов и производственных мощностей. В этом вся сложность! Что мы считаем современным и передовым, а что – отсталым и недоразвитым?

В мировом рыболовстве была команда с самым современным и мощным флотом, высокоэффективными технологиями лова, индустриальной рыбопереработкой. За эту команду играли Норвегия, Канада, Исландия, СССР, США, Япония, Южная Корея. В 80-90-е годы эта команда снизила вылов с 36 млн. тонн до 19 млн. тонн.

У другой команды все: структура флота, способы лова, технологии переработки – были совершенно иными. Но за эти же годы страны мелкомасштабного рыболовства – Индонезия, Индия, Вьетнам, Таиланд и Филиппины – почти утроили вылов.

Суперсовременный крупнотоннажный флот, который считали единственным показателем модернизации, по-прежнему обеспечивает рекордный вылов в расчете на одно судно. Но какой ценой?

«Множество поселков, жители которых занимались прибрежным промыслом, сегодня сохранили только пустующие помещения. Цеха по ремонту судов, холодильники и склады разорились. Заколоченные досками дома напоминают о том, что здесь когда-то жили преуспевающие рыбаки». Это строки из подробного исследования о европейском рыболовстве, которое написал шотландский ученый Дэвид Томсон. Жизнь показала, что современное рыболовство в равной мере основано на крупнотоннажном промысле и на прибрежном промысле.

Смена лидеров мирового рыболовства сопровождалась и другими важными изменениями. Рыба превратилась в один из самых привлекательных товаров международной торговли. 40% мирового улова выставляется на мировой рынок.

Многие страны глубоко нырнули в международную торговлю, но захлебнулись. Они считали экспортные рынки более современными и прибыльными, чем внутренний рынок, они видели модернизацию национальной рыбной отрасли в экспортном исполнении. Экспорт рыбы обогнал по доходности традиционные для них виды сырьевого экспорта. Вот некоторые показатели для группы азиатских и африканских стран: экспорт рыбы – 25 млрд. долларов, экспорт кофе – 11 млрд., экспорт каучука – 6 млрд., экспорт бананов – 4 млрд.

Зависимость покупателей от рыбного импорта действительно возросла. Европейский импорт рыбопродукции за тридцать лет вырос с 3 млн. тонн до 11 млн. тонн, а в деньгах увеличился в 15 раз. Плотно «подсели» на рыбный импорт и США. Они закупают за рубежом рыбопродукции на 15 млрд. долларов. Евросоюз и США уже вбирают 2/3 мирового импорта рыбопродукции. Однако им удалось превратить свою зависимость от импортных поставок в рычаг управления этими поставками. Они навязывают рыбакам, производителям продукции собственные правила. Вспомните 2010 год: многие сомневались, что Европа будет жестко контролировать сертификаты улова для импорта – уж очень она зависит от этих поставок. Ввели и не поморщились. Страны – импортеры придумали целую систему управления международной торговлей.

Тридцать лет назад с помощью «огораживания» морского пространства резко ограничили экономическую мощь лидеров мирового рыболовства. Сейчас с помощью специальных стандартов и систем сертификации ограничивают рыночную власть лидеров мировой рыбопереработки. «Экологическая маркировка» уже господствует в некоторых сегментах рынка: 24% мирового промысла лосося, 40% мирового промысла минтая, 56% промысла перуанского анчоуса.

Необходимо признать, что в ряде случаев экологическая маркировка выгодна рыбакам. Если сертификация открывает рынки с высокой стоимостью и обеспечивает долгосрочные устойчивые цены, то она работает на всех. Однако граница между разумной экологической обеспокоенностью и «экологическим рейдерством» пока очень произвольна. Поэтому Ассоциация добытчиков минтая преодолевает сопротивление при прохождении сертификации промысла минтая по стандартам MSС. Общее собрание АДМ 5 сентября подтвердило наше твердое намерение добиться успеха. Мы работаем в строгом соответствии с утвержденным MSC графиком и ощущаем поддержку со стороны наших партнеров из Европы.

Очень часто модернизацию сводят к повсеместному внедрению глубокой переработки. Однако мировая рыбопереработка развивается по-другому: она становится все более специализированным бизнесом и в то же время «вставляется» в мощные вертикально-интегрированные корпорации. Главное – «пристегивание» к глобальным цепочкам снабжения. Только при этом условии крупномасштабная глубокая переработка рентабельна. «Рыбные цеха» меняют прописку, их переносят в регионы с низкой себестоимостью и дешевой рабочей силой. Например, цельная рыба с европейских или североамериканских промыслов уходит в Азию для филетирования и упаковки, а затем перевозится в обратном направлении. Таким образом, модернизация глубокой переработки – это аутсорсинг производственных процессов, их географическое перемещение.

Обратите внимание на сложившуюся структуру мировой рыбной индустрии. 80% рыболовных компаний мира ориентируются преимущественно на сырьевой рынок и занимаются только выловом – они же обеспечивают половину добавленной стоимости мирового рыболовства. Примерно 17-18% компаний ориентируются на рынок массовой продукции, используют стандартные технологии рыбопереработки – они обеспечивают 40% добавленной стоимости. 1,5-2% компаний работают на рынок высокотехнологичной продукции (например, для фармакологии) и обеспечивают 10% добавленной стоимости.

Мировая рыболовная индустрия, на которую часто призывают равняться, далека от «поголовной мобилизации» на глубокую переработку. На рынке находится место всем: сырьевому сектору, разным видам переработки и производству с высокой добавленной стоимостью. Входные инвестиции, норма прибыли и финансовые риски в каждом секторе – разные. Бизнес выбирает наиболее подходящие для себя.

Рыболовная индустрия нуждается в четырех составляющих: рыба, деньги, технологии и люди. С рыбой в России все в порядке. С деньгами чуть похуже, но в принципе терпимо. Считаем реалистичным рост денежной выручки рыбной отрасли в ближайшие семь – восемь лет в полтора раза. Кредитование отрасли в течение трех – четырех лет вырастет в полтора раза. Напомню, в 2003 году кредиты рыбной отрасли составляли 50 млрд. рублей – почти вдвое больше, чем сейчас. Выбор был простой: либо залезть в долги и купить на аукционе квоту, либо вылететь из бизнеса. Сейчас схожая альтернатива: либо развивать производство, либо потерять бизнес.
В принципе нет проблем и с технологиями. Можно купить производственные линии, проекты рыбопромысловых судов. Но вот с людьми – проблема. Это главный ограничитель модернизации рыболовства – особенно береговой переработки. Причем не только в России. В Европе старение и падение привлекательности рыбацкой профессии приобрело характер национального бедствия.

Каким мы видим современное рыболовство?

Современное рыболовство – это разумное распределение сырья между разными видами обработки.

Современное рыболовство – это грамотное распределение сбыта между несколькими рынками, включая российский рынок и разные экспортные рынки.

Современное рыболовство – это экологическая маркировка некоторых российских промыслов и создание российской сертификационной компании.

Современное рыболовство – это сохранение единой национальной системы профессиональной подготовки рыбацких кадров.

Современное рыболовство – это цивилизованная система контроля за сохранностью водных биоресурсов, которая по-настоящему «пропалывает» браконьеров.

Российская рыбная отрасль уверенно развивается. Наверное, темпы роста не такие быстрые, как хотелось бы. В том числе и нам. Но всякий раз, когда предлагают рецепты быстрой модернизации, обязательно вспомните разорванный и утопленный трал. В некоторых морях дно просто усеяно ими. История мирового рыболовства так же усеяна пришедшими в негодность и выброшенными за ненадобностью программами ложных модернизаций. Программами, которые привели в тупик.

Герман Зверев, президент Ассоциации добытчиков минтая

РИА Fishnews.ru

Октябрь 2011 г.

Актуальная информация

Узнавайте новости первым в социальных сетях и с помощью нашей RSS-ленты